Вход в систему

Новые пользователи

  • maks
  • airbase

Опрос

Как Вы считаете, кто тушит лесные пожары?:

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 3 гостя.

Факторы грозовой пожароопасности лесов Горного Алтая.

ФАКТОРЫ ГРОЗОВОЙ ПОЖАРООПАСНОСТИ ЛЕСОВ ГОРНОГО АЛТАЯ
Горно-Алтайский госуниверситет
Кафедра прикладной информатики

Кречетова С.Ю.
Введение. Систематические и глубокие исследования по возможной связи напряженных в последние годы пожароопасных обстановок с вариациями солнечной активности не проводятся. Встречаются отдельные публикации (Клочек и др., 1997; Архипов, Муканов, 2005) указывающие на необходимость проведения таких исследований, особенно с целью выявления факторов, обуславливающих развитие крупных пожаров. В большинстве случаев тенденции и прогнозные оценки увеличения числа лесных пожаров связывают с общим потеплением климата (Stoks, 1996; Григорьев, Кондратьев, 2005) и особенностями развития экстремальных погодных обстановок в отдельных регионах (Валендик, Иванова, 2001; Малевский-Малевич и др., 2005). Исследования условий формирования грозовой пожароопасности в основном направлены на рассмотрение пространственно-временных закономерностей проявления грозовой активности и возникновения очагов горения растительности по причине ее действия (Грибанов, 1955; Захаров, Столярчук, 1977; Иванов, 1996; Коршунов, 2002). Стоит отметить, что проводились работы по изучению влияния общих метеорологических условий и некоторых аэрологических факторов на возникновение массовых лесных пожаров от гроз на территории Архангельской области и Коми АССР (Столярчук, Камышанова, 1984 (г)). Результаты распознавания в задаче оценки условий пожарной опасности позволили выявить и ]сформулировать некоторые дополнительные задачи. Эти задачи нацелены на уточнение и углубление изучения геоморфологических, геолого-геофизических и гелиофизических факторов, оказывающих воздействие на формирование грозовой пожароопасности отдельных участков леса. Исходя из содержания и статистических оценок информативной системы признаков, осуществлена интерпретация возможных механизмов формирования и развития грозовой пожарной опасности на территории Горного Алтая.
1. Пространственное распределение пожаров от гроз
Ранее для территории Горного Алтая был выявлен факт пространственного несовпадения районов наибольшей грозовой активности и территорий, характеризующихся повышенной встречаемостью грозовых пожаров (Кречетова, 2005). В данном разделе обобщаются результаты исследования приуроченности лесных пожаров от гроз к определенным лесорастительным условиям, рельефу, а также закономерности их локализации в зависимости от качества геолого-геофизической среды: геомагнитных аномалий и геологических разломов. Эта работа весьма существенна, поскольку именно она выявляет скрытые причины возникновения пожаров и расширяет пространство факторов, мониторинг которых может влиять на снижение экологических рисков путем учета ранее недостаточно известных причин возгорания. Это тем более важно, что новейшие результаты исследований по геодинамике (Касьянова, 2003) свидетельствуют о наращивании аномальности геодинамических процессов и увеличении активности разломов.
1.1. Локализация природных пожаров вблизи разломов. В Горном Алтае 90% зарегистрированных грозовых пожаров возникают в лиственничных и кедровых лесах с травяным покровом. Характерно, что более чем в половине случаев (56%) грозовые пожары обнаруживают при 1-2 классах пожарной опасности. Это представляет специфику региона, поскольку горение в таких типах леса может развиваться только при 5-ом классе пожарной опасности (Коршунов, 2002). Заметим, что при регистрации очагов горения учитывается класс пожарной опасности (КПО) именно в день обнаружения пожара. Поэтому пожары от гроз, обнаруженные при 3-4 классах пожарной опасности по условиям погоды, могли возникнуть от действия молниевых разрядов в предшествующие дни с меньшим классом пожарной опасности (Коршунов, 2002), что наводит на предположение о действии мощных молниевых разрядов. В целом для пространственного распределения природных пожаров характерна приуроченность к отдельным участкам местности. Так отмечается локализация грозовых пожаров на хребтах Иолго, Сумультинский и на их отрогах, также на Улаганском плато и юго-восточной оконечности Теректинского хребта. На данных территориях за рассматриваемый период времени возникло более 70% лесных пожаров от действия молний. При этом очаги горения, возникающие от действия молниевых разрядов, локализуются на высоте от 2000 до 2500 м над уровнем моря и приурочены к склонам южной экспозиции с крутизной от 10 до 200. Характерно то, что отмеченные структуры трассируются геоморфологически и в геофизических полях главными разломами. При этом возникновение лесных пожаров от гроз возможно тесно связано с их активизацией. С целью проверки возможной приуроченности грозовых пожаров к активным геологическим разломам было построено распределение числа грозовых пожаров в зависимости от заданной шкалы расстояния до разлома (рис.1). Анализ распределения показал, что 25% пожаров от гроз возникают на расстоянии не далее 5 км, для 50% природных пожаров расстояние до разломов не превышает 12 км, для 75% - 20 км. Подчеркнем, что впервые изучение увеличения риска возникновения лесных пожаров (в расширенном пространстве естественных причин возгорания) привело к обнаружению факта о регистрации устойчивой приуроченности лесных пожаров от гроз к сейсмически и тектонически активным геологическим разломам.

Рис. 1. Распределение грозовых пожаров (2001-2003 гг.) в зависимости от расстояния до активных глубинных разломов
Важно также отметить, что в районах сгущения сети активных глубинных разломов возможно поражение деревьев, молниевыми разрядами, идущими из грунта в атмосферу. Подробное описание и анализ таких случаев впервые было проведено Воробьевым (1977). По данным Воробьева в сейсмически активных районах наблюдались и изучались случаи синхронной регистрации импульсов блуждающих токов высокого напряжения в породах с электрическими разрядами в атмосфере, находящимися на расстоянии друг от друга до 80 км. Для территории Горного Алтая при изучении взаимосвязи сейсмических и грозовых процессов нами было выявлено статистически значимое увеличение числа гроз в годы сейсмической активизации на ГМС Улаган, которая пространственно наиболее приближена к очагам горимости лесов по причине действия молний (Кочеева, Кречетова, 2006). С целью обнаружения и уточнения возможных механизмов, способствующих возникновению природных пожаров в сейсмически активных районах необходимы безотлагательные, тщательные исследования. Эти исследования надо нацеливать на выяснение характера поражения молниевыми разрядами деревьев, а также на изучение характера динамической сопряженности проявления сейсмических событий и гроз.
1.2. Приуроченность природных пожаров к магнитным аномалиям. На связь грозовой активности с напряженностью магнитного поля Земли указывали многие исследователи (например, Воробьев, 1977). Для территории Енисейской равнины Ивановым (1985) была выявлена зависимость локализации молниевых разрядов, частоты поражения молниевыми разрядами деревьев и возникновением лесных пожаров от гроз на участках с повышенной интенсивностью магнитных аномалий. При этом в работе (Иванов, 1985) приводятся два варианта возможной приуроченности грозовых пожаров к участкам с высокой напряженностью магнитного поля. В первом случае максимизация частоты возникновения пожаров от гроз наблюдается на границе перехода по градиентам между магнитными аномалиями разной интенсивности. Во втором случае, наблюдается равномерное распределение грозовых пожаров по территории с одинаковой интенсивностью магнитных аномалий. Прежде чем перейти к количественным характеристикам степени влияния магнитных аномалий на локализацию грозовых пожаров на территории Горного Алтая, целесообразно привести краткую характеристику напряженности магнитного поля в исследуемом регионе. По отчетным данным Горно-Алтайского территориального геологического фонда (Сурков и др., 1970), в целом на территории Горного Алтая общий фон магнитного поля пониженный и в разных частях насыщен значительным количеством локальных положительных и отрицательных аномалий (см. раздел 4.4 рис.6). При этом небольшие по размерам локальные аномалии вследствие интерференции образуют сложные по форме и большие по размерам аномальные зоны. Для положительных аномалий интенсивность поля меняется от +170 до +260 нТл, для отрицательных аномалий напряженность поля варьируется в пределах - от -100 до -500 нТл. Наиболее четкие простирания аномалий наблюдаются в Западно-Сибирской зоне аномального магнитного поля, представленной двумя интенсивными подзонами: Телецкой подзоной положительного поля и Башкаус-Чулышманской подзоной отрицательного поля. Данные подзоны обтекают Чулышманский устойчивый массив. Здесь, в западной аномальной полосе, представленной небольшими по размерам аномалиями (интенсивностью до +200 нТл) простирание субмеридиональное. В восточной более интенсивной (+400 нТл) полосе простирания магнитных аномалий северо-западные. Таким образом, на территории Горного Алтая выделяются два района большой протяженности, представленные однородной структурой интенсивности магнитного поля. Кроме того, выделяются отдельные локальные аномалии, характеризующие общую сложную структуру магнитного поля всей территории. В связи с отмеченными особенностями аномального магнитного поля на территории Горного Алтая, исследование характера его влияния на возникновение лесных пожаров от гроз проводилось в два этапа.
Первый этап заключался в количественной оценке степени грозовой пожароопасности на выделенных интенсивных зонах аномального магнитного поля (Горно-Алтайской и Западно-Саянской зонах).
Второй этап включал в себя вычисление корреляционной зависимости числа грозовых пожаров и интенсивности локальных магнитных аномалий одинаковой интенсивности, расположенных по всей территории Горного Алтая. Согласно схемы районирования аномального магнитного поля (М 1 : 5 000 000 м) и отчетных данных о локализации грозовых пожаров выявлено, что наибольшей горимости от действия молний подвержены участки расположенные в Западно-Саянской зоне аномального магнитного поля ( рис. 2). При этом для Телецкой подзоны положительного поля по сравнению с Башкаус-Чулышманской зоной характерна большая встречаемость лесных пожаров от гроз. Выявленная количественная зависимость имеет не только большое практическое значение, но и существенную теоретическую значимость в решении задач вертикального энергоперетока (земная кора - газоплазменные оболочки) (Дмитриев, 1988; Касьянова, 2003; Дмитриев, 2004).

Рис. 2.  Количество лесных пожаров от гроз в зонах аномального магнитного поля:<br />
V - Горно-Алтайская зона преимущественно отрицательного поля<br />
 с крупными положительными локальными аномалиями;<br />
VI - Западно-Саянская зона, представленная<br />
а) Телецкой подзоной положительного поля;<br />
б)  Башкаус-Чулышманской подзоной преимущественно отрицательного поля<br />

Характер влияния локальных магнитных аномалий в районе исследований на возникновение грозовых пожаров изучался на основе количественных характеристиках магнитного поля, полученных по данным цифровой карты аномального магнитного поля (?Т)а (М 1: 1 000 000 м). Так, было проведено сопоставление числа грозовых пожаров на единицу площади геомагнитных аномалий одинаковой интенсивности. На рисунке 3 представлен график числа грозовых пожаров на одну тысячу кв. км магнитных аномалий одинаковой интенсивности для общих данных за 2001-2003 гг., и для сравнения приведен график числа грозовых пожаров в 2001 году. Статистически значимой корреляции между числом пожаров от гроз за период 2001-2003 гг. и интенсивностью магнитных аномалий нами не выявлено (коэффициент ранговой корреляции по Кэндалу равен 0,57). Однако для данных 2001 года отмечается приуроченность грозовых пожаров к положительным магнитным аномалиям. Здесь коэффициент ранговой корреляции по Кэндалу с 95 % уровнем достоверности равен 0,96.

Рис. 3. Распределение числа пожаров от гроз на участках<br />
 локальных магнитных аномалий различной интенсивности

Конечно, существенное значение на результаты исследования оказало использование малой выборки данных (127 пожаров от гроз). Для дальнейшего подтверждения наличия зависимости локализации лесных пожаров от гроз на участках с повышенной напряженностью магнитного поля требуют привлечения новых данных и проведения дополнительных исследований.

2. Влияние солнечной активности на возникновение пожаров от гроз
Достаточно широко известны многочисленные и разносторонние исследования, направленные на выявление связей параметров состояния атмосферного электричества с солнечной и геомагнитной активностью, представленные в сборниках "Геомагнетизм и аэрономия" и "Труды ГГО", а также в ряде тематических публикаций (например, Марксон, 1982; Филиппов, 1990; Муллояров и др., 1998; Дмитриев, Кочеева, Шитов, 2002). Но подчеркнем, что среди доступных нам тематических публикаций работы по изучению имеющихся связей солнечной и геомагнитной активности с формированием условий возникновения лесных пожаров от гроз не встречались. В этом отношении, поиски зависимости грозовой пожароопасности от вспышечной активности Солнца и вызываемых ею магнитных бурь проводится впервые. В качестве меры солнечной активности нами использовались дополнительные (косвенные), выявленные на этапе распознавания солнечные индексы: номер земных суток солнечного оборота, поток радиоизлучения, число солнечных пятен. Мерой изменчивости геомагнитного поля служили общепланетарный геомагнитный индекс С9 и Dst-вариация. Использование индекса С9 продиктовано более четкой наглядностью результатов за счет меньшей шкалы по сравнению с индексом Ар. Отметим, что использование данных индексов солнечной и геомагнитной активности позволяет проследить влияние как активности всего солнечного полушария (поток радиоизлучения, число солнечных пятен), обращенного к Земле, так и вариации состояния солнечного ветра (С9, Dst), соответствующей некоторой узкой зоне гелиоширот (номер земных суток солнечного оборота).
2.1. Влияние геомагнитной активности. Для сравнения количества грозовых лесных пожаров в дни с низкой и высокой геомагнитной активностью и оценки значимости возможных различий применялись методы непараметрической статистики по тесту Манна-Уитни (Боровиков, 2003). Была составлена таблица дней пожароопасных сезонов за 2001-2003 гг., характеризующихся геомагнитной активностью (индекс С9) и количеством лесных пожаров, возникших по причине действия разрядов молнии. Выборка была разделена на две группы по степени геомагнитной активности: дни с низкой активностью (С9 менее 4) с соответствующим значением 0, и дни с высокой активностью (С9?4) с соответствующим им значением 1. В качестве примера в табл.1 приводится фрагмент полученной выборки. Тест Манна-Уитни (группирующая переменная - характер геомагнитной активности, зависимая переменная - количество лесных пожаров от гроз) показал, что между количеством лесных пожаров от гроз в дни с низкой и высокой геомагнитной активностью существует различие с уровнем значимости р менее 0,1. При этом число таких пожаров в дни с низкой геомагнитной активностью превышает число пожаров в дни с повышенной геомагнитной активностью (средний ранг для дней первой группы составляет 442, для дней второй группы - 416).
Таблица 1
Фрагмент таблицы данных о грозовых пожарах и уровне магнитной возмущенности в дни пожароопасных сезонов 2001-2003 гг.

Таблица 1
Фрагмент таблицы данных о грозовых пожарах и уровне магнитной возмущенности в дни
пожароопасных сезонов 2001-2003 гг.

Дата С9 Dst Группы по С9 Группы по Dst Кол-во лесных пожаров от гроз ... ... ... ... ... ... 28.05.2001 5 -7 1 0 10 29.05.2001 2 -8 0 0 3 30.05.2001 0 -2 0 0 1 31.05.2001 0 7 0 0 4 01.06.2001 2 20 0 1 2 02.06.2001 5 -11 1 0 5 02.06.2001 5 -3 1 0 5 03.06.2001 1 -3 0 0 0 04.06.2001 2 4 0 0 0 05.06.2001 1 5 0 0 1 06.06.2001 1 3 0 0 6 07.06.2001 2 18 0 0 0 08.06.2001 2 4 0 0 0

Этот результат подтвердился и для распределения грозовых пожаров в зависимости от уровня возмущенности магнитного поля, характеризующегося Dst-вариацией. Дни рассматриваемых пожароопасных сезонов были разделены по величине индекса Dst на три группы. К первой группе, обозначенной кодом 0, были отнесены дни со спокойным полем, когда величина вариации принадлежала интервалу от -20 до +20 нТл. Во вторую (код -1) и третью (код 1) группы вошли дни с возмущенным полем, когда, соответственно, величина вариации была ниже -20 нТл и выше +20 нТл (табл.1). Важно отметить, что большие отрицательные значения Dst (группа -1) определяют дни магнитных бурь (Дубов, 1982). Результаты сравнения среднего числа пожаров от гроз по выделенным группам приведены на рисунке 4. Так как в третью группу (Dst> 20 нТл) вошло только четыре дня, на которые приходился только один лесной пожар от грозы, то в дальнейшем эта группа не рассматривалась. Относительно дней магнитных бурь (группа -1) для магнитоспокойных дней наблюдается увеличение числа пожаров растительности, возникших по причине действия молний. Оценка достоверности полученных изменений по критерию Стьюдента выявила их статистическую значимость этого результата.

Рис. 4. Распределение средних значений числа пожаров от гроз по величине Dst-вариации, здесь<br />
-1 - значения Dst-вариации меньше -20 нТл; 0 - значения Dst-вариации лежат в интервале от -20 нТл до +20 нТл<br />

Рис. 4. Распределение средних значений числа пожаров от гроз по величине Dst-вариации, здесь -1 - значения Dst-вариации меньше -20 нТл; 0 - значения Dst-вариации лежат в интервале от -20 нТл до +20 нТл
Детальный анализ таблицы исходных данных (фрагмент которой приведен в табл.1) показал, что пожары от гроз 2003 года, приуроченные к Чарышско-Теректинской зоне разломов (раздел 4.4 рис.6), возникали в период сейсмического затишья в условиях магнитных бурь. То есть, именно грозовые пожары 2003 года дали основной вклад в величину среднего их числа для группы магнитоактивных дней (рис. 4). В целом, полученный нами результат, несмотря на его предварительный характер (малая статистика), показывает, что геомагнитный режим оказывает косвенное воздействие на возникновение лесных пожаров от гроз. При этом большая часть пожаров от гроз возникает в дни с низкой геомагнитной активностью.
2.2. Влияние солнечной активности. С физической точки зрения характер зависимости грозовой пожароопасности от солнечной активности целесообразно изучать, сопоставляя среднемесячные значения индексов солнечной активности с числом пожаров от гроз за месяц пожароопасного сезона (Дубов, 1982; Владимирский и др., 2004). Такая постановка задачи продиктована более объективным изучением магнитовариационных (пятнообразовательных) процессов на Солнце за полный период его оборота (27 земных суток). Нами рассматривались корреляционные связи между величинами индексов солнечной активности (поток радиоизлучения, число солнечных пятен) и числом пожаров от гроз за каждый месяц пожароопасных сезонов 2001-2003 годов. С целью дополнительной проверки предположения о том, что грозовая активность не является ведущим фактором в возникновении пожаров от гроз, рассматриваемые количественные данные были дополнены числом гроз. Была составлена матрица исходных данных (x0k, x1k, x2k, x3k), где к - номера месяцев (с мая по сентябрь) рассматриваемых пожароопасных сезонов 2001-2003 гг. (к=1..15); x0 - число пожаров от гроз; x1 - среднемесячное число солнечных пятен; x2 - среднемесячная величина потока радиоизлучения Солнца; x3 - число гроз за месяца пожароопасных сезонов. По матрице исходных данных были посчитаны выборочные парные коэффициенты корреляции rij (i,j = 0, 1, 2, 3). Кроме того, вычислялись частные коэффициенты корреляции rij(n) (i,j = 0, 1, 2, 3; n = 1, 2, 3), здесь n определяет величину, влияние которой исключалось. Результаты проведенных расчетов с учетом методики оценки статистической значимости корреляционных связей, изложенными в работе (Айвазян, Мхитарян, 2001), приведены в таблицах 2 и 3. Отметим, что построение доверительных интервалов (с уровнем доверия Р=0,95) для "истинных" значений rij проводилось с использованием z- преобразования Фишера. В этом случае корреляция считается статистически значимой, если доверительный интервал не содержит ноль (Айвазян, Мхитарян, 2001). Статистически значимых парных корреляций (табл.2) между рассматриваемыми величинами не обнаруживается, что вероятнее всего связано с одной стороны с опосредованным влиянием солнечной активности на развитие гроз (Дмитриев, Кочеева, Шитов, 2002), с другой стороны с сильной статистически значимой корреляционной зависимостью между индексами солнечной активности (r12 = 0,94). Поэтому в попытках выявить характер связи солнечной активности с наращиванием риска пожарной опасности, были рассчитаны частные коэффициенты корреляции (табл.3). При исключении одновременного влияния потока радиоизлучения Солнца обнаружена статистически значимая положительная корреляционная связь числа грозовых пожаров со среднемесячным числом солнечных пятен (R=0,64). Это говорит о том, что на степень грозовой пожароопасности на территории Горного Алтая оказывают влияние солнечные процессы определенного класса.
Таблица 2
Результаты проверки наличия корреляционной связи числа грозовых пожаров с величиной солнечной активности и числом гроз в месяца пожароопасных сезонов 2001-2003 гг.

Таблица 2
Результаты проверки наличия корреляционной связи числа грозовых пожаров с величиной
солнечной активности и числом гроз в месяца пожароопасных сезонов 2001-2003 гг.

Содержание коэффициента корреляции rij Доверительный интервал(Р=0,95) Число пожаров от гроз - число солнечных пятен (r01) 0,36 (-0,01; 0,73) Число пожаров от гроз - поток радиоизлучения (r02) 0,15 (-0,39; 0,61) Число пожаров от гроз - число гроз (r03) 0,50 (-0,01; 0,80) Поток радиоизлучения - число солнечных пятен (r12) 0,94 (0,18; 0,98)
Таблица 3
Частные коэффициенты корреляции числа грозовых пожаров с величиной солнечной активности и
числом гроз в месяца пожароопасных сезонов 2001-2003 гг.

Содержание коэффициента корреляции rij(n) Доверительный интервал(Р=0,95) Число пожаров от гроз - число солнечных пятен )с исключением влияния потока радиоизлучения (r01(2)) 0,64 (0,14; 0,9) Число пожаров от гроз - число солнечных пятен с исключением влияния числа гроз (r01(3)) 0,26 (-0,02; 0,7) Число пожаров от гроз - поток радиоизлучения с исключением влияния числа солнечных пятен (r02(1)) 0,37 (-0,02; 0,7) Число пожаров от гроз - поток радиоизлучения с исключением влияния числа гроз (r02(3)) 0,12 (-0,5; 0,61) Число пожаров от гроз - число гроз с исключением влияния числа солнечных пятен (r03(1)) 0,45 (-0,06; 0,8) Число пожаров от гроз - число гроз с исключением влияния потока радиоизлучения (r03(2)) 0,52 (-0,04; 0,8)

Представляет интерес исследование связи возникновения лесных пожаров от гроз с секторной структурой солнечного оборота, полный период которого равен 27 земным суткам. Для этого рассматривалось распределение средних величин числа грозовых пожаров за пожароопасные сезоны 2001-2003 годов по 27 земным суткам, характерным для оборота Солнца (рис.5). Здесь также как и в случае выявления связи грозовой пожароопасности с геомагнитной активностью, среднее число пожаров от гроз вычислялось с учетом всех дней пожароопасного сезона. Как показали вычислительные процедуры, по отношению к числу пожаров на территории Горного Алтая, солнечные меридианы неравнозначны по отношению к пожарам. Отчетливо прослеживается статистически значимое (по критерию Стьюдента) увеличение числа грозовых пожаров на 2, 7, 9, 10 и 12 земные сутки. Наблюдается и достоверное уменьшение числа пожаров от гроз в период с 3 по 6 сутки, а также с 14 по 20 сутки и с 23 по 27 сутки. Таким образом, можно считать земной суточный интервал с 7 по 12 сутки "грозопожароопасным" меридианом на Солнце, способствующим увеличению вероятности возникновения очага горения, по причине действия молниевых разрядов. Накопление последующих данных о грозовых пожарах позволит уточнить полученный результат.

Рис. 5. Распределение средних значений числа пожаров от гроз<br />
за полный период обращения Солнца (27 земных суток)

Рис. 5. Распределение средних значений числа пожаров от гроз за полный период обращения Солнца (27 земных суток)
3. Выводы и обсуждение
На рисунке 6 представлена карта-схема, наглядно характеризующая сложный характер распределения грозовых пожаров на территории Горного Алтая в зависимости от качества гелио- и геолого-геофизической среды. Для территории Горного Алтая отмечается приуроченность грозовых пожаров к определенным горным хребтам и их отрогам: Сумультинский, Иолго, Теректинский, Чулышманское нагорье. Эти структуры трассируются геоморфологически и в геофизических полях главными разломами. При этом возникновение лесных пожаров от гроз возможно тесно связано с их активизацией. В этом отношении представляет интерес и научную значимость в выявлении механизмов солнечно-земных взаимосвязей обнаруженная для 2003 года локализация природных пожаров вблизи Чарышско-Теректинского разлома, к которому, в свою очередь, была приурочена эпицентральная зона Чуйского землетрясения. При этом пожары от гроз в зоне активного Чарышско-Теректинского разлома возникали в дни магнитных бурь. Как отмечено в работе (Владимирский, Темурьянц, 2000), с магнитной активностью тесно сопряжены вариации концентрации радиоактивного радона Rn222, т.е. с усилением геомагнитной возмущенности усиливается выход радона из грунта, при этом его концентрация может повышаться более чем в 5 раз. Именно неравновесное состояние среды, вызванное повышенной ионизацией (Pierce, 1976) в зоне активного глубинного Чарышско-Теректинского разлома, к которому было приурочено сильное Чуйское землетрясение 27 сентября 2003 года (Еманов и др., 2004; Платонова, 2004), повлияло на степень грозовой пожароопасности этой зоны (рис.6). В отношении приуроченности очагов горения растительности к геоактивным зонам важно учесть феноменологические описания и количественные оценки процессов, сопровождающих и предваряющих сейсмическую активизацию, приведенные в работах Воробьева (1977). Воробьев неоднократно указывал на широко развитые "подземные грозы" и глубинные "электровзрывы" в геоактивных зонах. Естественно предположить, что глубинная электрогенерация и сопровождающие ее процессы могут вызывать возникновение мощных грозовых разрядов, идущих из литосферы в атмосферу (Воробьев, 1977; Дмитриев, 1998; Дмитриев, Кочеева, Шитов, 2002). Возможно, что вследствие поляризации поверхности раздела противоположных блоков глубинных разломов (Воробьев, 1977) формируются мощные положительные разряды, которые при прочих равных условиях могут спровоцировать появление лесных пожаров.

Рис. 6. Карта-схема распределения пожаров от гроз в зависимости от зон магнитных аномалий и активных геологических разломов

Рис. 6. Карта-схема распределения пожаров от гроз в зависимости от зон магнитных аномалий и активных геологических разломов
При этом, рассматривая физическую сторону процесса возникновения пожаров от действия молниевых разрядов в геоактивных зонах важно обратить внимание на то, что повышенная проводимость приземных слоев атмосферы играет главную роль в "выборе" точки удара положительных разрядов (Стекольников, 1943; Нориндер, 1956), которые являются наиболее "пожароопасными" (Райзер, Базелян, 2001). Кроме того, увеличение проводимости приземных слоев атмосферы за счет комплекса ионизирующих эффектов со стороны разгрузки тектонофизических напряжений (Pierce, 1976), наличие благоприятных погодных условий может способствовать возникновению пожаров в хвойных типах леса даже "от не затушенной спички или от искры статического электричества, накопившегося в ветвях деревьев" (Степень, Сухинин, Хребтов,1985). Возможно, именно такие механизмы обуславливают "дополнительное" увеличение числа лесных пожаров, возникших по вине "местного населения". Также выявлено, что устойчивые очаги горения растительности по причине действия молниевых разрядов попадают на территорию Западно-Саянской зоны интенсивного аномального магнитного поля, которую для территории Горного Алтая составляют две подзоны: Телецкая подзона положительного поля и Башкаус-Чулышманская подзона отрицательного поля (Сурков и др., 1970). При этом в 2001 году во время максимума солнечной активности на локализацию пожаров от гроз оказывали дополнительное влияние локальные геомагнитные аномалии положительного знака, расположенные на всей территории Горного Алтая (рис.6). Здесь важно отметить, что пожары от гроз в 2001-2002 годах возникали преимущественно в магнитоспокойные дни. Таким образом, в пространственно-временной локализации участков грозовой пожароопасности наблюдается своеобразная "конкуренция" геолого-геофизических факторов, контролируемая процессами на Солнце. Важно отметить, что нами выявлена статистически значимая положительная корреляционная связь числа грозовых пожаров со среднемесячным числом солнечных пятен. Из-за малого объема данных не все полученные результаты статистически значимы, и в целом носят предварительный характер. Тем не менее, они позволяют наметить пути дальнейших исследований с целью их уточнения, а также дать некоторые рекомендации по прогнозу степени пожарной опасности на территории Горного Алтая.